Меню сайта







Однажды, после заседания комиссии но планированию разработки новой продукции, Генри пригласил меня к себе в кабинет. "Ненавижу этого чертова Сперлиха,- произ- нес он,- и я не хочу, чтобы он сидел рядом с вами. Он вечно жужжит вам в ухо. Я не желаю, чтобы вы вдвоем постоянно набрасывались на меня".

У меня практически не оставалось иного выбора, как позвать Сперлиха и сообщить ему это известие.
"Хэл,- сказал я ему,- понимаю, что это звучит смешно, но вам больше нельзя сидеть рядом со мной на заседаниях". Сказанного было достаточно, больше углубляться в эту тему я не хотел. Хэл был, несомненно, самым ценным игроком в нашей команде, и я ни в коем разе не хотел отправлять его на скамейку запасных.

В дальнейшем единственное, что я мог сделать для спасения Хэла,- это вовсе убрать его из поля зрения Генри. Я поручил ему выполнить ряд заданий в Западной Европе, и вскоре он стал нашим постоянным разъездным уполномоченным но делам фирмы за Атлантикой. Какая бы проблема ни возникала там, Хэл отправлялся и успешно решал ее. Его величайшей удачей была "Фиеста", хотя все, что бы он ни делал, завершалось блестящими результатами.

Вскоре, однако, Генри вызвал меня и приказал уволить Хэла Сперлиха.
"Генри,- взмолился я,- это же ребячество. Хэл - лучший из наших специалистов".
"Увольте его незамедлительно",- произнес Генри. Это было во второй половине дня. Мне нужно было уходить, чтобы поспеть на самолет в Нью-Йорк. Я спросил Генри, можно ли это отложить до моего возвращения.
"Если вы не в состоянии уволить его немедленно,- ответил Генри,- вас вышврнут отсюда вместе с ним". Понимая, что это безнадежно, я все же попытался вразумить Генри. "Сперлих сделал "Мустанга",- продолжал я настаивать.- Он добыл нам миллионы".
"Прекратите нести собачий бред,- прорычал Генри,- Я его терпеть не могу. И вам вовсе не следует знать почему. У меня просто такое чувство".

Хэл воспринял это очень тяжело. Хотя оба мы могли предвидеть такой исход, всегда живешь с надеждой, что, если ты свое дело делаешь хорошо, справедливость обязательно восторжествует. Хэл искренне полагал, что его способностей вполне достаточно, чтобы он мог работать в компании "Форд", даже если он боссу и не но душе. Но он забывал, что мы работали в условиях диктатуры.

"Это дерьмовое отродье,- сказал я Сперлиху.- Мне, очевидно, придется уйти вместе с вами. Я занимаю более высокий пост, но вынужден возиться в тех же отбросах. Быть может, Генри делает вам благо. В более демократичной обстановке ваш талант будет по достоинству оценен и вознагражден. Сейчас в это трудно поверить, но когда-нибудь, оглядываясь на сегодняшний день, вы, возможно, будете благодарны Генри за то, что он вас выгнал".

Очевидно, я оказался пророком. Вскоре после увольнения Хэла президент корпорации "Крайслер" пригласил его на ленч. В начале 1977 года он приступил к работе в фирме "Крайслер". Хэл сразу же занял ведущее место в планировании разработки их малогабаритных моделей и сделал все в этой компании, что собирался совершить в компании "Форд".

Менее чем через два года мы снова работали с Хэлом вместе. Сегодня он президент корпорации "Крайслер". И но счастливому стечению обстоятельств переднеприводные автомобили, особенно новые мини-фургоны "Т-115",- те самые модели, которые Генри никогда не позволил бы ему сконструировать в компании "Форд",- неуклонно "съедают" все большую долю рынка фордовских машин.

В начале 1977 года Генри объявил войну. Он привлек "Маккинси энд К°", консультативную фирму но проблемам управления предприятиями, и поручил ей разработать план реорганизации нашей системы высшего руководства. Когда они завершили свою работу, один из ведущих менеджеров этой фирмы оставил мне на столе маленькую записку, смысл которой сводился к следующему: "Держитесь, Ли. Будет




Внимание! Тексты принадлежат их владельцам и размещены на сайте для ознакомления. Вы можете использовать эти материалы только в ознакомительных целях - для прочих целей Вы должны купить книгу. Если вы не согласны с данными условиями, вы должны немедленно покинуть сайт.