Меню сайта







в отношении "Эдсела". Если вы не со мною всей душой, давайте просто забудем об этом деле".

Генри сообразил, что к чему. Он в конце концов дал согласие израсходовать один миллиард долларов на производство "Фиесты". И хорошо сделал. "Фиеста" оказалась колоссальной удачей. Не знаю, дошло ли это до Генри, но "Фиеста" спасла фирму в Европе и в такой же мере помогла компании удержать позиции там, где "Мустанг" помог отделению "Форд" в 60-х годах.

Мы со Сперлихом сразу же подняли вопрос о производстве западноевропейской "Фиесты" в США, имея ввиду выпустить ее как модель 1979 года. Мы были свидетелями увеличения японского импорта. Мы знали, что в "Дженерал Моторс" уже далеко продвинулись с разработкой моделей с приводом на передние колеса. "Крайслер" готовился выпустить модели "Омни" и "Хорайзн", а компании "Форд" предложить было нечего.

Разумеется, в ее тогдашнем виде "Фиеста" была уж чересчур мала для американского рынка. Поэтому мы с Хэлом решили ее модифицировать за счет некоторого расширения кузова, с тем чтобы увеличить интерьер. Мы назвали нашу модель "Летающая Фиеста". Кодовое ее наименование было "Вулф" ("Волк").

К этому времени, однако, сочетание более выгодных позиций японских автомобильных компаний с невероятно высокими ставками заработной платы в США обусловило почти полную невозможность для американской компании строить конкурентоспособные малогабаритные автомобили. Нам потребовалось бы затратить 500 миллионов долларов только на новых заводов для производства 4-цилиндровых двигателей и соответствующих коробок передач. А Генри не хотел идти на риск, связанный с такими затратами.

Но мы со Сперлихом с головой влезли в этот проект и не намеревались отказываться от него без борьбы. Надо было изыскать какой-то способ построить модель "Вулф" и сделать ее прибыльной.

При очередном моем посещении Японии я провел совещание с высшими управляющими фирмы "Хонда". В то время "Хонда" фактически не собиралась строить автомобили. Она предпочитала ограничиваться производством мотоциклов. Но "Хонда" уже располагала техникой для выпуска небольших двигателей и была кровно заинтересована в заключении сделок с нами.

У меня сложились отличные отношения с мистером Хондой. Он пригласил меня к себе домой, устроил шикарный прием, сопровождавшийся фейерверком. Перед моим отбытием из Токио мы разработали условия сделки. "Хонда" должна была поставлять нам в год 300 тысяч силовых агрегатов по цене 711 долларов каждый. Это была фантастическая возможность - получать за 711 долларов трансмиссию и двигатель в едином блоке, который можно сразу установить на любую модель автомобиля.

По возвращении из Японии я был на седьмом небе. "Вулф" просто не мог потерпеть неудачу. Ему была уготована блестящая судьба "Мустанга". Мы с Хэлом собрали черно-желтый опытный образец, который был совершенно неотразим. Этот автомобиль должен был произвести по- трясающее впечатление на массы покупателей.

Однако когда я рассказал Генри о сделке с Хондой, он тут же отверг ее. "Ни один автомобиль с моим именем на капоте,- сказал он,- не сойдет с конвейера с японским двигателем". И это было концом великого шанса.

Генри мог не любить японцев, но от Европы он был без ума. У нас в США, особенно после Вьетнама, авторитет власти падал все ниже и ниже. К тому же в стране все меньшим уважением стало пользоваться имя Форда. Но в Западной Европе все обстояло по-иному. Там семейные состояния все еще что-то значили. Западная Европа все еще сохраняла свою старую систему классовых сословий. Она оставалась обиталищем земельной аристократии, дворцов и королевских династий. В Западной Европе все еще придавали значение тому, кем были ваши прародители.




Внимание! Тексты принадлежат их владельцам и размещены на сайте для ознакомления. Вы можете использовать эти материалы только в ознакомительных целях - для прочих целей Вы должны купить книгу. Если вы не согласны с данными условиями, вы должны немедленно покинуть сайт.