Меню сайта







Закон предписывал произвести такую перестройку финансов компании "Крайслер", которая, но мнению министра финансов Дж. Уильяма Миллера, должна была представлять собой сложнейшую в истории американского бизнеса финансовую операцию. От одной мысли о ней меня бросало в дрожь.

Закон учреждал Совет по гарантированным займам с задачей в течение ближайших двух лет предоставить нам гарантии по займам па общую сумму до полутора миллиардов долларов, которые подлежали погашению к концу 1990 года. Но это решение сопровождалось рядом следующих требований:
- Нашим нынешним кредиторам предлагалось предоставить нам 400 миллионов долларов в виде новых займов и отсрочить погашение существующих займов на сумму 100 миллионов долларов.
- Иностранным кредиторам предлагалось предоставить нам дополнительный заем на сумму 150 миллионов долларов.
- Корпорации надлежало дополнительно мобилизовать 300 миллионов долларов посредством продажи наших активов.
- Поставщики должны были предоставить нам по меньшей мере 180 миллионов долларов, в том числе 100 мил- лионов в форме приобретения наших акций.
- Штаты и местные органы власти, на территории которых размещены заводы фирмы "Крайслер", должны предоставить нам 250 миллионов долларов.
- Самой корпорации надлежит выпустить на рынок новые акции на сумму 50 миллионов долларов.
- Сокращение различных форм выплат членам профсоюза должно дать экономию в размере 462,2 миллиона долларов.
- Сокращение или замораживание заработной платы не членам профсоюза должно обеспечить экономию в сумме 125 миллионов долларов.

Кроме того - и очень мало кто это понял - правительство фактически принимало под залог все активы корпорации "Крайслер". Все, чем мы владели,- автомобили, недвижимость, заводы, оборудование и так далее - все это но бухгалтерским книгам оценивалось в 6 миллиардов долларов.

Правительственные эксперты определили ликвидационную стоимость наших активов в 2,6 миллиарда долларов. В случае, если события стали бы развиваться по худшему сценарию, правительство располагало преимущественным правом взыскать с корпорации причитающиеся ему долги. Если бы мы потерпели крах, оно возместило бы себе 1,2 миллиарда долларов предоставленных займов, прежде чем любые другие кредиторы могли бы предъявить свои претензии.

Даже если оценка в 2,5 миллиарда долларов была завышенной и даже если подлинная стоимость наших активов оказалась бы вдвое меньше, правительство все равно сохраняло гарантию от потерь. Если бы мы не смогли расплатиться по полученным займам, совет по гарантированным займам вполне мог бы ликвидировать наши активы и вернуть себе все сполна. Иными словами, правительство не брало на себя никакого риска вообще!

Несколько недель спустя после принятия закона о гарантированных займах к власти пришли республиканцы. Их позиция заключалась в следующем: "Это картеровская программа. Мы будем соблюдать букву закона, но за пределы этого не выйдем ни на шаг. Принятое решение противоречит нашим идеологическим принципам. Если "Крайслер" в результате сумеет преодолеть свои трудности, это бросит тень на паши принципы. Мы бы не хотели, чтобы у других компаний рождались всякие экстравагантные идеи".

Наше счастье, что когда пришлось ставить вопрос о спасении корпорации, мы имели возможность обратиться к администрации демократов, которая ставит интересы людей выше идеологических принципов. Демократы всегда так действуют. Они думают о рабочих, они думают о людях, они думают о рабочих местах. Между тем у республиканцев на уме инвестиционные теории, согласно которым экономическое благополучие нисходит сверху вниз.




Внимание! Тексты принадлежат их владельцам и размещены на сайте для ознакомления. Вы можете использовать эти материалы только в ознакомительных целях - для прочих целей Вы должны купить книгу. Если вы не согласны с данными условиями, вы должны немедленно покинуть сайт.